Хулиганистый король воздуха: как советский летчик чуть не вызвал нервный срыв у норвежских коллег?

Истинный ас обязан уметь демонстрировать фигуры высшего пилотажа не только во время показательных выступлений, но и на боевых вылетах. Невероятным мастером – практически виртуозом этого был Василий Цымбал.

Летчика вполне заслуженно называли главным хулиганом военно-воздушных сил СССР. Цымбал служил на Дальнем Востоке и в историю вошел после одного происшествия, случившегося в 80-х над Японским морем.

В конце лета 1987 года японский корабль с несколькими вертолетами на борту нарушил границу с СССР. Дежурным в воздухе в этот день был Василий. Он совершил над судном несколько предупредительных виражей, но японцы никак на это не отреагировали.

После этого Цымбал набрал высоту и начал пикировать. Самураи переполошились после маневра, осознав, что переборщили, и летчик вполне мог получить приказ на их ликвидацию за нарушение границы.

В это время Цымбал пронесся практически в 10 метрах, снеся воздушной струей один из вертолетов прямо в морские воды. Тут уже японцы перепугались не на шутку, развернулись и бодро понеслись к родным берегам. На прощанье летчик организовал бегущим лазутчикам керосиновый дождь. Вполне справедливо, поскольку японцы еще находились в это время в советских территориальных водах.

Поступок Цымбала руководство сочло дисциплинарным проступком и перевело Василия в Мурманскую область. Там ас стал участником еще одной истории – даже более яркой, нежели инцидент с японцами.

13 сентября 1987 года радары засекли норвежский самолет «Орион». Задачей таких самолетов была установка гидроакустических буев, позволявших установить время выхода на дежурство советских подводных лодок.

Летчик на СУ-27 отправился на перехват норвежского самолета. Использовать оружие он не имел права, поскольку норвежцы двигались над нейтральными водами. Но в запасе аса были и другие не менее эффективные трюки, инструменты и способы охоты.

Он проносился буквально в сантиметрах от кабины пилотов, совершал ложные заходы на атаку, и даже смог сбить с курса норвежский самолет реактивной струей из двигателей. Но флегматичных жителей холодной страны это не испугало.

И на тот момент времени СУ-27 был новой разработкой, и любые сведения (особенно фото) представляли собой ценность для авиации НАТО. Соответственно после приближения на такое расстояние норвежцы больше обрадовались такой возможности.

Но летчики рано начали радоваться. Не рассчитав скорость, Цымбал задел один из четырех двигателей «Ориона». Осколок задел фюзеляж и пробил находившийся в салоне пылесос. Только эта случайность спасла норвежцев от гибели.

Экипаж принял решение больше не провоцировать русского летчика и вернуться домой. Но Василий не собирался так просто отпускать «Орион»: догнав самолет уже над Балтикой, он устроил не совсем приличный с позиции символизма акт: слил на кабину пилотов остатки топлива.

Норвежцы, конечно, вернулись домой. Но в состоянии шока. И незамедлительно подали руководству жалобу, подробно изложив события и приложив для наглядности фото. Спустя час информация о происшествии через посла дошла до Москвы. Довольно скоро фото советского истребителя оказались в газете, что спровоцировало серьезный скандал.

Совпадение это или нет, но после инцидента количество любопытных норвежцев у советских границ существенно снизилось. Естественно, Цымбал не обошелся без взыскания. Но не особенно сильного, скорее, номинального. Но избежать очередного перевода Василию не удалось. Теперь он попал в Крымск (Краснодарский край), а подобные выходки отныне запретили изменения в правилах. Но при этом наши пилоты находят способы демонстрации превосходства и без нарушения регламента.

Так, к примеру, этим летом состоялась встреча над Балтикой СУ-30СМ с самолетом невидимкой F-35 итальянских ВВС. Она оказалась столь запоминающейся, что итальянскому пилоту после новых впечатлений потребовалась помощь психолога. Он даже дал интервью, в котором рассказал, что результатом применения российским летчиком ряда маневров и средств радиоэлектронной борьбы стал выход из строя части систем самолета.

После возвращения на базу ему потребовалась профессиональная помощь. Штатный психолог сделал заключение – нервный срыв, в результате которого итальянца отстранили от полетов и отправили домой.

Источник