Внушительные «ямы» на железнодорожных путях. Откуда они берутся?


Приветствую вас, уважаемые подписчики и гости моего канала! Пожалуй все знают о том, что порой ездить по российским дорогам — занятие не для слабонервных: ямы, трещины, кочки, ухабы — всё это так или иначе встречается на наших дорогах. Правда, за последние 20 лет в этом направлении были предприняты определённые шаги и ситуация медленно, но вроде как верно выправляется. Уж в крупных городах так точно. Но сегодня не об этом.

Как и на автомобильных дорогах, на железной дороге тоже могут образовываться «ямы» или, как их ещё называют — «‎седловины». И на самом деле, выглядят они весьма пугающе — особенно если представить, что по месту с таким дефектом ещё и поезд проедет. Ничего хорошего не случится точно.

Как и на российских дорогах, на железнодорожных путях также бывают внушительные ямы. Откуда они берутся?

Причины появления «‎седловин» в рельсах

Причина тут довольно простая — боксование колёс локомотива. Процесс боксования — это срыв сцепления между колесом и рельсом. То есть колёса крутятся, но из-за отсутствия сцепления с поверхностью (в нашем случае с рельсами), поезд не двигается поступательно.

Тоже самое бывает и с автомобилями, только там это принято называть буксование — когда колёса вращаются, но проскальзывают из-за отсутствия сцепления с поверхностью. Это явление знакомо, пожалуй, каждому автомобилисту.

При буксовании колёс автомобиля, если пытаться тронуться на рыхлом снегу или в грязи, колёса будут только глубже зарываться в тот самый снег или грязь. А с локомотивом все немного по-другому: колесо практически свободно вращается и из-за трения раскаляются рельсы. Когда температура достигает температуры плавления углеродистой стали, рельс начинает как-бы «‎растекаться» (под действием массы локомотива) и образовывается та самая «‎седловина». С образованием седловин разобрались, теперь давайте затронем тему боксования.

Как и на российских дорогах, на железнодорожных путях также бывают внушительные ямы. Откуда они берутся?

Почему боксуют колёса?

Причин, на самом деле, достаточно много, начнём с самых банальных. Это, конечно же, дождь. Причём именно несильный дождь (аля знаменитая «‎Питерская морось»), в сильный ливень же наоборот — головка рельса очищается, благодаря чему повышается сцепление.

В осенний период, а именно где-то в октябре, когда-то листопады набирают полную силу, в тех местах, где железнодорожные пути проходят через лесистую местность, также может всплыть проблема боксования. Листья гниют и, как бы, смазывают поверхность рельсов, что совсем не идёт на пользу. Трение уменьшается, колёса проскальзывают, рельсы получают дефекты.

Ну сюда ещё можно приписать вариант, когда какой-нибудь умник решит смазать рельсы маслом, саломвазелином и так далее, в месте, где, например, останавливаются тяжелые грузовые поезда. Такого практически никогда не бывает, это уже так.

А здесь даже можно колёсную базу померить
А здесь даже можно колёсную базу померить

Всё то, что я перечислил — это, скажем так, внешние факторы, которые можно свести на «‎нет» подачей в зону контакта рельса и колёса абразивный материал — песок. Это окажет обратный эффект смазыванию рельсов чем-нибудь — трение, на этот раз, увеличится, а значит восстановится сцепление колеса с рельсом.

Помимо этого, боксование может произойти и по другим причинам. Например при подталкивании или следовании двойной тягой (то есть когда поезд ведут два локомотива, в каждом из которых работает отдельная бригада). Если действия двух бригад будут не скоординированы, то боксование практически неизбежно.

В реальности же, последствия боксования зачастую выглядят именно так. Далеко не всегда образуются те самые страшные «седловины» | train-photo.ru | Автор неизвестен
В реальности же, последствия боксования зачастую выглядят именно так. Далеко не всегда образуются те самые страшные «седловины»

Допустим, есть у нас два локомотива (один в голове, другой в хвосте) и тяжелый состав. Даётся сигнал на начало подталкивания, либо по радиосвязи, либо с помощью звуковых сигналов (два коротких, в нашем случае). Ведущий локомотив пытается начать движение, а локомотивная бригада толкача, скажем, не приняла сигнал. В итоге, ведущий локомотив не может тронуться с места, колёса боксуют, рельсы плавятся. Так было на перегоне Тоннельная — Баканская, поговаривают, что там машинист толкача просто уснул.